Инновационные Образовательные Технологии в России и за рубежом

Проект осуществляется при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда («Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом», грант № 13-06-12034в).

Индия и Саудовская Аравия включаются в гонку МООК-провайдеров

29.09.2014

Пока обозреватели спорят о культурном империализме МООКов, все больше стран включаются в рождающуюся на наших глазах мировую систему открытого онлайн-образования. Какой она будет и возможна ли в ней «многополярность», если использовать популярный термин политиков?

Очевидно, что положение позже включающихся в гонку не так плохо, как кажется Мартину Гранжану. Если и невозможно бросить серьезный вызов западным провайдерам МООКов, то остается рынок стран третьего мира, прежде всего той страны, где курсы разработаны. Предпосылки для такого развития событий есть: это прежде всего инвестиции в систему высшего образования, традиции высшего образования на национальном языке, наличие хотя бы относительно развитой IT-инфраструктуры и понимание того, что МООК может дать образовательной системе. Опубликованные в прошлом году данные показывают: Индия и Бразилия по числу слушателей МООКов на платформе Университета Пенсильвании идут на втором месте после США. Похожие результаты дает и анализ МООКов на других платформах. Процент слушателей из развивающихся стран растет, перешагнув показатель в одну треть. Уже не кажется неправдоподобным, что они скоро составят более половины от общего числа слушателей.

Очевидно, что стратегий развития собственных МООКов и МООК-платформ несколько — а вернее, это одна и та же стратегия, проходящая несколько этапов. Чтобы быстро расширить круг потенциальных слушателей и дать старт идеям курсов национального уровня, можно заключить партнерское соглашение с кем-либо из западных МООК-провайдеров (мы уже писали о том, как это делает Coursera с помощью учебных центров, в том числе в Тринидаде и Тобаго, и EdX совместно с Facebook — в Руанде). Именно этот этап критикуют обозреватели, отчасти справедливо подозревая, что гигантами рынка МООКов движет не столько стремление помочь развивающимся странам, сколько расчет на гегемонию. Ясно, что такая стратегия хорошо подходит для стран, где уровень жизни невысок, а местные языки имеют только локальное значение.

Ситуация меняется, когда речь идет о странах «большой двадцатки», претендующих на более значительное место в мировой системе онлайн-образования. Китайским МООКам мы посвятим отдельный обзор, а пока стоит обратиться к странам, где описанный выше первый этап уже пройден.

В Индии начали разработку собственной МООК-платформы Swayam. Пока мало что известно о самой платформе: возможно даже, что это будет разработанная в США открытая OpenEdX. Три первых курса также предлагались ранее на EdX. На первый взгляд — ничего нового, обычная «фрагментация» традиционного контента. И тем не менее потенциал ясен: даже если все курсы на Swayam будут дублировать уже предложенные ранее, национальная платформа может перетянуть на себя часть пользователей, особенно тех, кто знакомится с МООКами в первый раз. Неудивительно, что идею собственной платформы активно поддержали IT-институты Бомбея и Бангалора, студенты которых, собственно и составляют значительную часть пользовательской базы EdX и Coursera.

Курсы на национальных платформах можно продвигать как подготовленные с учетом специфики соответствующей аудитории, как возможный «мост» для перехода к курсам «большой тройки» МООК-провайдеров или даже — используя административный ресурс — как «улучшающую» замену. Последнее особенно касается курсов по общественным и гуманитарным наукам в странах, где образовательная парадигма отличается от европейской.

В июле Саудовская Аравия и EdX объявили о создании МООК-портала EdraakВ июле Саудовская Аравия и EdX объявили о создании МООК-портала, предназначенного «эксклюзивно для арабоязычной аудитории». Последние три слова — разумеется, ключевые, и дело здесь не только в особенностях письменности. EdX привлекает возможность расширить аудиторию за счет саудовских женщин, молодежи и других групп населения, чьи образовательные возможности в арабском мире иные, нежели в западном. Саудовскую Аравию (в частности, Министерство труда и занятости) интересует, скорее всего, не только расширение образовательных возможностей, но и шанс выйти на первые роли в IT-развитии арабского мира. Обозреватель «Аль-Джазиры» пишет о преодолении социального и гендерного неравенства — но кто в новой системе будет контролировать качество и контент курсов? В отличие от Иордании и Египта, где лучше развито IT-образование, Саудовская Аравия может массово инвестировать нефтяные доходы в МООКи и постараться достичь «культурной гегемонии», став мостом между западными провайдерами и арабским миром. Следующим этапом может стать создание собственной платформы, где контент будет проще цензурировать.

За последние десять лет Саудовская Аравия открыла 19 новых университетов и увеличила на 30 миллиардов долларов финансирование высшего образования. Еще 21 миллиард будет в ближайшие пять лет потрачен на развитие школ, где внедрение электронного образования также заявлено как приоритет. Вероятно, Саудовская Аравия изучала опыт таких стран, как Перу, где качество среднего образования повышается во многом за счет применения инновативных электронных способов обучения.

Сегодня, как никогда, необходимы исследования общих закономерностей развития мировой образовательной системы. Рынок электронного образования может стать прекрасным предметом такого исследования и ориентиром для экономистов настоящего и политиков будущего. Стоит умерить эмоции и по поводу «культурного империализма» МООКов — похожие монополии будут появляться на региональном и национальном уровнях. На первый план должен выйти вопрос о том, как в этих условиях обеспечить мировые стандарты качества электронного образования — в отношении как формы, так и содержания.

В. С. Макаров