Инновационные Образовательные Технологии в России и за рубежом

Проект осуществляется при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда («Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом», грант № 13-06-12034в).

«Уильям Шекспир в историко-культурной традиции»: первый в России МООК о Шекспире

27.10.2014

Критиковать первых всегда и легко, и трудно. Что бы они ни сделали, приходится обо всем писать «впервые». С другой стороны, в глаза сразу бросается то, что кажется необходимым, но так и не появилось.

Впервые в России предложен массовый открытый онлайн-курс о Шекспире и его эпохе. Он называется «Уильям Шекспир в историко-культурной традиции: загадки, мифы, реальность», его автор — профессор Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова А. А. Липгарт. Курс будет доступен до начала декабря 2014 г., до его окончания — еще больше месяца, но уже первые четыре недели показали, в чем его сильные и слабые стороны.

«Уильям Шекспир в историко-культурной традиции»: первый в России МООК о Шекспире

Курс изначально разработан для студентов МГУ как межфакультетский, и, видимо, лишь потом пришла идея, что его можно предложить всем желающим через платформу distant.msu.ru. Правда, и в этом случае непонятно, почему возможности MOODLE (а именно эта виртуальная среда установлена на платформе) остались пока что настолько невостребованными – из более 10 интерактивных элементов, которые предлагает MOODLE, задействована едва ли половина.

Все четыре открытых на сегодня модуля курса имеют одинаковую структуру: видеолекция, разделенная на несколько частей, и проверочные тесты (обычно по 3 вопроса, но иногда до 7). Даже в разрезанном виде лекция занимает 2–3 часа, причем скачать ее как подкаст невозможно, приходится слушать через встроенный плейер.

«Уильям Шекспир в историко-культурной традиции»: первый в России МООК о Шекспире

Сами лекции глубоки и подробны (хотя начинать лекцию об историческом развитии английского языка с древнеанглийского периода, может быть, и излишне). 20–30 астрономических часов неспешного разговора о Шекспире и британской языковой и литературной традиции — есть ли сейчас такое у специалистов-филологов, даже в МГУ? В некоторой степени МООК о Шекспире — своеобразная «компенсация»: здесь можно говорить столько, сколько хочешь, о том, о чем считаешь нужным. Но сразу возникает проблема: как сделать, чтобы лекция была нескучной? Традиционный университетский формат для МООКа не подходит. Длинные лекции хороши там, где студенты встречаются с преподавателем в офлайне, Вероятно, авторы стремились использовать и опыт таких проектов, как Academic Earth или отечественный «Лекториум», но модель Open Courseware требует, чтобы видеолекцию сопровождали если не полные транскрипты, то хотя бы краткие конспекты. Для МООКов же, как доказали проведенные EdX исследования, оптимальны видео длиной около 6 минут.

«Уильям Шекспир в историко-культурной традиции»: первый в России МООК о Шекспире

Лекции А. А. Липгарта сняты тремя статичными камерами с периодическим переключением вида. Все они наложены на один и тот же задник. Наиболее важные положения и шекспировские тексты, которые автор читает сам (а можно было, конечно, поручить это студентам или актерам-любителям), выведены на экран. К сожалению, в остальном визуальный ряд скуден — иногда лицо лектора сменяют портреты его героев или иллюстрации жизни эпохи. Было бы гораздо интересней, если бы лекцию сняли в реальной аудитории, с живыми студентами, или чтобы лекции читались живее, с отступлениями и импровизациями - тем более что материал сложен и требует знания истории и культуры Англии почти за тысячу лет.

В целом форма представления лекции не отвечает особенностям МООКа как нового типа курса: как и много лет назад, информация исходит от лектора и только от него. Но в первых модулях курса нет и никакого материала для самостоятельного чтения — ни учебника, ни хрестоматии. Редкие отрывки из Шекспира почему-то отправлены в раздел «Дополнительные материалы». Такое впечатление, что автор не предлагает слушателям вообще ничего читать — и это в первых, полных сложного исторического материала модулях.

«Уильям Шекспир в историко-культурной традиции»: первый в России МООК о Шекспире

Построение курса также вызывает вопросы. Лектор (которого в методической инструкции к каждому модулю почему-то упоминают в третьем лице) предлагает слушателям обратиться к «вопросам, мифам и загадкам» Шекспира и его книг. Это увлекательная и действительно многообещающая стратегия — нечто подобное делали Джонатан Бейт в курсе «Шекспир и его мир» (с помощью артефактов из коллекции Шекспировского института) и Майкл Добсон в курсе «Гамлет Шекспира: текст, постановки и культура». Однако прекрасный замысел тут же спотыкается: ряд мифов перечислены подряд в первом же модуле (а можно было, как в книге «30 великих мифов о Шекспире» (30 Great Myths about Shakespeare) Лори Магуайр и Эммы Смит, выходить через каждый отдельный миф на реальные проблемы шекспировского текста и эпохи). Второй модуль посвящен только одному мифу, не очень актуальному для России — что современному читателю трудно понимать Шекспира. Если судить по дискуссиям на шекспировских конференциях и сайтах, гораздо более актуальны мифы о количестве слов, введенных Шекспиром, о его образовании, биографии, театре его эпохи, Англии рубежа XVI–XVII веков. Конечно, разговор о них еще впереди, но дождутся ли его нетерпеливые слушатели МООКа?

«Уильям Шекспир в историко-культурной традиции»: первый в России МООК о Шекспире

К сожалению, в модулях 3 и 4 логика «мифов» и «загадок» вообще исчезает, уступая место традиционному историческому подходу. В авторской логике понятно, зачем нужны эти разделы — горизонт курса широк, надо объяснить слушателю, как английская культура постепенно добиралась до шекспировской «вершины». Что если просто отказаться от такого построения: вот перед нами Шекспир, его текст, его герои, они существуют в некоем виртуальном пространстве — в исторически возникшей «шекспиросфере», но для слушателя МООКа они самодостаточны. Почему бы не начать отсюда, открывая слушателю в конце курса дорогу в «сад расходящихся тропок» истории? Зачем обязательно тащить его по пути строго хронологическому, да еще отбрасывая так далеко назад? Шекспировские кельты и норманны тоже не особенно историчны.

«Уильям Шекспир в историко-культурной традиции»: первый в России МООК о Шекспире

Удивляет, что в первых модулях почти совершенно не задействованы форумы. Если в МООКах от британского Шекспировского института бурлил неистощимый поток мысли слушателей — мысли часто бессвязной, но искренне желающей разобраться в теме, то в российском МООКе — пока почти полная немота. «Основной форум», в котором предполагается обсуждать содержание лекций, пуст: слушатели подавлены объемом информации, да и формулировка «ваш вопрос будет передан лектору» несколько пугает. Лектор МООКа должен сам спускаться с Олимпа к слушателям, не ожидая вопросов и приглашений, как это делали те же Бейт и Добсон — даже тривиальная, но уместная реплика лектора в форумной дискуссии сразу оживляет курс.

Зато полон сообщений форум «технических вопросов», посвященный в основном опечаткам и ошибкам в тестах — увы, их действительно недопустимо много. Такие опечатки, как «Страдфорд», «конфесия» в МООКе о Шекспире просто режут глаз. Но больше всего нареканий вызывает сама структура теста. Не стоит говорить о том, что двумя-тремя вопросами просто невозможно проверить, понял ли слушатель сорокаминутный кусок видеолекции. Диспропорция между длинной и информативной лекцией и сверхкратким тестом делает настоящий контроль знаний невозможным.

«Уильям Шекспир в историко-культурной традиции»: первый в России МООК о Шекспире

Авторы вопросов допускают еще более грубую ошибку, проверяя не знание материала, а то, дослушана ли лекция до конца. «Какое произведение в данной видео-лекции предлагает рассмотреть автор, чтобы понять значимость знания широкого исторического контекста для понимания творчества Уильяма Шекспира?»; «Отрывки из каких исторических хроник Уильяма Шекспира цитирует лектор в данной видеолекции?»; «Какие пьесы Шекспира упоминает лектор в связи с гуманистскими взглядами Эразма Роттердамского?» — такие вопросы оставляют ощущение, что их составитель подозревает нас в невнимании к лекциям. Внимание отвечающего зафиксировано на фигуре лектора. Получается, что помнить нужно не материал курса, а то, как его подавал лектор. Сейчас любят критиковать построенные якобы исключительно на лекциях университетские курсы прошлого. Но ни один из них никогда не был так зациклен на лекторской подаче материала, как данный МООК от МГУ.

В тестах совсем нет вопросов, ответ на которые не найти в видеолекции, как это сделано у Добсона и Бейта, чтобы стимулировать слушателей читать все материалы курса. В таком случае непонятно, зачем отводить 20 минут на три несложных вопроса — неужели авторы рассчитывают, что слушателям нужно еще раз переслушать весь отрывок лекции прямо во время решения теста? (За это замечание приношу благодарность Б. Н. Гайдину.)

«Уильям Шекспир в историко-культурной традиции»: первый в России МООК о Шекспире

Некоторые вопросы просто кажутся странными. Так, вопрос из первого теста: «Какому английскому писателю посвящен данный курс?» сразу вызывает в памяти известный студенческий анекдот про цвет обложки учебника. Не продуман и коллоквиум: слушателям дается задание привести примеры произведений, для понимания которых почти не нужно или, наоборот, крайне важно знать исторический контекст. Затем нужно провести аналогии с текстами Шекспира (а почему бы сразу не привести их как пример?) Получается, что ни разу не упомянув Шекспира, слушатель может за свой ответ получить до 70 баллов из 100 возможных. И почему коллоквиум помещен после модуля о древне- и среднеанглийском языке и перед модулем об Англии XVI века?

Авторы курса хотят объять необъятное — охватить разом историю, развитие языка, динамику культуры и подвести это все к Шекспиру как кульминационной точке. Проблема в том, что для слушателя такой путь слишком крут и прямолинеен. У него уже есть интерес именно к Шекспиру, он — не филолог и не историк, у него может не быть времени на полный просмотр видеолекций. Может быть, ему удобнее читать, а не слушать — а транскрипта нет. Может быть, ему хочется подробнее остановиться на истории средневековой Англии — а камера только скользит по обложкам книг. Чем больше в курсе интерактивных заданий и дополнительных материалов, тем выше вероятность, что студент сможет найти интересную для себя форму участия. Вместо максимально широкого охвата материала авторам курса «Уильям Шекспир в историко-культурной традиции: загадки, мифы, реальность» я бы предложил охватить как можно шире потенциальные формы работы слушателей. Тогда они не уйдут далеко от «своего» Шекспира, а МООК выполнит свою функцию — ввести новые поколения читателей в шекспиросферу, показав им, насколько глубоко и по-разному можно понимать Шекспира и насколько тесно связаны его произведения с английской историей и культурой. 

В. С. Макаров


Подготовлено в рамках проекта «Виртуальная шекспиросфера: трансформации шекспировского мифа в современной культуре», поддержанного грантом РГНФ (№ 14-03-00552а).