Инновационные Образовательные Технологии в России и за рубежом

Проект осуществляется при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда («Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом», грант № 13-06-12034в).

Университет Сан Хосе против edX, или как вузы борются за качество и контроль над контентом

24.01.2014

В первый год «революции МООК» (2012 г. и начало 2013 г.) отношения университетов и частных компаний, создающих платформы для массовых онлайн-курсов, представлялись в розовом свете. Разработчики платформ — университетские преподаватели, которым трудно было внедрять свои продукты в «забюрократизированных» университетах, открывали собственный бизнес и вели переговоры с администрацией и преподавателями на волне его рыночного успеха. Казалось, что от этого решения выигрывают все: профессора стремятся максимально расширить свою аудиторию и увеличить свой «символический капитал», слушатели рады бесплатно изучать курсы от профессоров наиболее рейтинговых вузов, а университеты хотят использовать «трендовые» платформы, чтобы повысить свой статус в обществе. По крайней мере, так ситуацию представляли создатели наиболее успешных платформ — Coursera и Udacity.

Понятно, что на практике все получалось не так гладко. Проницательные эксперты предвидели проблемы и даже публичные скандалы по мере того, как университеты заключали с компаниями (или другими университетами) партнерские соглашения. Важно было, чтобы эти проблемы не скомпрометировали саму идею массовых онлайн-курсов.

Университет Сан-ХосеПервый крупный скандал начался весной 2013 г., перед самым окончанием академического года. Университет Сан-Хосе (часть сети государственных университетов штата Калифорния) заключил партнерское соглашение с EdX (совместный проект Гарварда и МИТ) об использовании ряда курсов, созданных на EdX преподавателями Гарварда и МИТ, в учебной практике своего университета на лицензионной основе. За пилотную программу Сан-Хосе не пришлось даже платить: проект поддержал Фонд Билла и Мелиссы Гейтс. В пилотном курсе по электронике было выделено несколько модулей, которые все студенты должны были изучать исключительно на платформе EdX. Результат сочли довольно успешным: если в двух аудиторных модулях процент сдавших зачет с первого раза составлял всего 55 и 59% соответственно, то третий, онлайн-модуль сдало более 90% студентов.

Администрация Сан-Хосе и в целом сети университетов штата Калифорния была в восторге: электроника традиционно относится к «трудным» курсам, из-за которых отчисляется множество студентов. Эксперимент решено было расширить: в апреле президент университета Мохаммад Каюми (Mohammad H. Qayoumi) в апреле 2013 г. объявил, что еще ряд курсов в бакалаврских программах по техническим, естественным, гуманитарным и общественным наукам будет предложен в «смешанной» (blended) форме на платформе EdX. Еще раньше было заключено похожее соглашение и с компанией Udacity. Udacity и EdX резервировали на своих МООКах требуемое количество мест для студентов университета Сан-Хосе, за что получали лицензионные отчисления. В случае Udacity курс предлагался почти полностью в онлайн-форме, а студенты платили за возможность зачета кредитных единиц, заработанных в онлайн-модулях (всего $150 вместо обычных для курса $450–750). Для каждого модуля или курса назначались старшекурсники-менторы, которые помогали студентам осваивать курс, не состоя при этом в штате преподавателей (Udacity, правда, обещала оплачивать их работу). Доходы должны были делиться в соотношении 51%:49% в пользу университета.

Радостная реакция университетов Калифорнии понятна: штат сотрясали дебаты по поводу финансирования высшей школы. Большой дефицит бюджета штата заставил сильно урезать расходы на высшее образование, и казалось, довольными останутся все. Как сказал президент Каюми, «хуже, чем в аудиторных курсах, результат не будет» (“It could not be worse than what we do face to face”). В марте сенатор Конгресса Калифорнии предложил даже законопроект, обязывающий государственные университета использовать в обучении МООКи, чтобы снизить бремя расходов на университеты и высокие долги по студенческим займам. Поддержал идею и губернатор Калифорнии Джерри Браун (Jerry Brown).

Казалось, план уже становится реальностью. Но против неожиданно выступили сами преподаватели. 29 апреля кафедра философии (Philosophy Department) университета Сан Хосе опубликовала открытое письмо известному теоретику права гарвардскому профессору Майклу Сэнделу (Michael Sandel). Именно его вводный курс «Справедливость» (“Justice”) попал во второй этап пилотного проекта университета Сан Хосе. В открытом письме сотрудники кафедры резко выступили не против использования открытых курсов как таковых, а против опасности, которую несет заимствование курсов из других университетов — вопиющий случай социальной несправедливости. Они считают, что сократовское общение между учителем или учеником нельзя заменить набором — даже гарвардских — видеолекций, заранее записанных комментариев к трудным местам курса и методическими материалами. «Если стандартная модель смешанных курсов станет нормой, как мы опасаемся, возникнет два класса университетов: в одном привилегированные студенты получат общение с настоящим профессором, в другом будут частные и государственные университеты, обремененные финансовыми проблемами, где студенты будут смотреть видеолекции и общаться — если общение в таких кампусах вообще будет возможно — с профессором, превращенным этой моделью образования всего лишь в ассистента преподавателя» (“Should one-size-fits-all vendor-designed blended courses become the norm, we fear that two classes of universities will be created: one, well-funded colleges and universities in which privileged students get their own real professor; the other, financially stressed private and public universities in which students watch a bunch of video-taped lectures and interact, if indeed any interaction is available on their home campuses, with a professor that this model of education has turned into a glorified teaching assistant”). О единых требованиях качества образования можно будет забыть. Жестокая шутка — преподавать таким образом именно теорию справедливости.

EdXСотрудники кафедры философии выступили за право каждого преподавателя самостоятельно создавать для своего курса электронные ресурсы, иначе сами преподаватели становятся в конце концов ненужными (“faculty are ultimately not needed”). Для гуманитарных дисциплин, где необходимо сложное сочетание информации, личных взглядов, солидарности и моральных убеждений (“the complex mix of information, attitudes, solidarity and moral commitment”), такой аутсорсинг образования, пусть даже с помощью лучших возможных материалов, является просто убийственным. Обращаясь к профессору Сэнделу «в духе солидарности», коллеги попросили у него поддержки для защиты будущего калифорнийских студентов.

К чести Майкла Сэндела, он немедленно ответил на письмо, признавшись, что совершенно не в курсе деталей соглашения между EdX и Сан Хосе. Сэндел закончил краткий ответ словами: «Я меньше всего хотел бы, чтобы мои онлайн-лекции использовались к ущербу моим коллегам в других университетах» (“The last thing I want is for my online lectures to be used to undermine faculty colleagues at other institutions”).

Сложность конфликта в том, что в нем не две, а сразу четыре стороны: автор онлайн-курса, протестующие преподаватели, администрация университета Сан Хосе и руководство проекта EdX. Преподавателям, даже действуя в духе солидарности, очень трудно пробить двойной административный барьер. Что мог сделать Сэндел? Снять свой курс с межуниверситетской платформы? Но тогда пострадают его собственные студенты и все, кто имеет доступ к электронной версии «Справедливости»? Опротестовать соглашение, которое он не заключал и не подписывал?

Тем временем борьба в Сан Хосе продолжалась. Преподаватели единодушно отказались читать смешанный курс по программе Сэндела и подали жалобу в университетский Сенат. Администрация в лице вице-президента по учебной работе Эллен Джунн (Ellen Junn, provost and vice president for academic affairs) оправдывалась, что университет и не собирался отнимать у преподавателей право решать, какой процент гарвардского материала они хотят использовать в пилотном курсе (“our faculty members… will determine how much, or how little, of the edX course materials they will incorporate into their blended course”). Профсоюз университетских преподавателей Калифорнии потребовал полного запрета на использование МООКов других университетов, в том числе и в рамках совместной программы с Udacity. Тем временем по результатам весеннего семестра 2013 г. проект с Udacity не показал серьезного улучшения в усвоении курса. Даже основатель Udacity Себастьян Трун (Sebastian Thrun) признал, что если поместить свободную модель работы над МООКом в рамки университетского пространства, возникают проблемы. Студенты чувствуют спешку и принуждение, у них не хватает времени. Независимый опрос также подтвердил наличие серьезных проблем: из 213 опрошенных студентов 61 не успели завершить все задания.

UdacityДействительно, если работать с аудиторией в 3500 человек, каждый из которых хочет завершить курс вовремя, нужно переделывать сам МООК. Основная проблема МООКов, на которую жалуется почти каждый преподаватель — высокий процент отсева — возможно, порождена самой структурой онлайн-курса с его избыточностью материала и недостаточной обратной связью.

Сенат назначил рассмотрение жалобы на ноябрь и заморозил все онлайн-проекты на осенний семестр. Требование преподавателей было простым: для каждого онлайн-курса, который преподается по лицензионному соглашению, нужно вначале получить письменное согласие профессоров, работающих по постоянному контракту и соответственно подразделения, в котором они работают. (The university will not agree in a contract with any private or public entity to deliver technology intensive, hybrid, or online courses or programs without the prior approval of the relevant department or program through majority vote of the tenured/tenure track faculty). Такую поправку предлагалось внести в регламент онлайн-обучения в университете Сан Хосе.

Голосование по поправке в ноябре не состоялось, официально — из-за нехватки времени для согласования изменений регламента. Тем не менее, 18 ноября Сенат подавляющим большинством голосов (38-2) принял резолюцию, в которой пересмотр регламента был признан необходимым. Президент Каюми согласился с ней, напомнив, правда, что дефицит университетского бюджета в 32 миллиона долларов никуда не делся. Эллен Джунн покинула пост вице-президента университета, а мораторий на партнерские соглашения де-факто продолжился. Сторонники МООКов не жалели слов, чтобы выразить разочарование: прошел всего год, а мечта «лопнула, как хлопушка» (“fizzling out like a firecracker”).

Наконец, в конце декабря для них пришли хоть какие-то утешительные новости: проект с Udacity будет продолжен в весеннем семестре 2014 г. Для этого отобраны три курса: «Введение в статистику», «Введение в программирование» и «Общая психология» (“Elementary Statistics”, “Introduction to Programming”, “General Psychology”).Курс по-прежнему будет доступен всем желающим через Udacity, но зачетные единицы за его окончание будут действительны только для студентов Сан Хосе. Остальные могут получить только сертификат, подписанный представителем Udacity. Компания отказалась от соглашения по разделу доходов, заявив, что не возьмет денег за продолжение пилотного проекта. Для преподавателей и сотрудников Сан Хосе доступ к материалам их коллег будет бесплатным.

Итак, проект с EdX, видимо, тихо скончался, да и судьба соглашения Сан Хосе с Udacity пока неясна. Стоит ли огорчаться сторонникам МООКов (к которым автор относит и себя)? Университет и преподаватели получили ценный опыт, определили новые опасности и возможные пути их преодоления. Действительно, несправедливо и страшно учиться в мире, где университеты превращены в синдицированные пункты продажи стандартных курсов. В то же время — как подчеркивали в апреле 2013 г. преподаватели кафедры философии — конфликт не отменяет развития онлайн-образования, если электронные курсы созданы теми, кто приходит в университетские аудитории общаться со студентами на занятиях по своему курсу.

Конфликт показал, что не стоит переоценивать значение МООКов. Себастьян Трун был прав, говоря, что не каждый студент оказался готов к пилотному проекту. Вероятно, нужно внедрять его с большей осторожностью, возможно, давая студенту выбор, в какой форме ему удобнее осваивать курс. Кроме того, и курсы, даже наиболее общие и вводные, нужно тщательно отбирать. Те дисциплины, для которых важно межличностное общение, требуют особо тщательного подхода. Как сказал (правда, в другой ситуации) Фил Пауэлл (Phil Powell), глава программы MBA Университета Индианы, «МООК — это сделка, а не человеческие отношения» (“A MOOC is a transaction, not a relationship”).

В России, где система образования намного более централизована, а развитие МООКов пока идет не столь быстрыми темпами, эта опасность пока еще не маячит на горизонте — но уже скоро многие вузовские преподаватели могут с ней столкнуться. Урок конфликта в университете Сан Хосе и его демократического разрешения рано или поздно окажется полезен и в нашей стране.

В. С. Макаров

Vladimir MakarovonИнновационные образовательные технологии в России и за рубежом